.

Некоммерческая организация «Фонд Первого Президента Республики Саха (Якутия)» Михаила Ефимовича Николаева, в лице его исполнительного директора Попова Сергея Валентиновича, заключила со мной договор на реализацию проекта и оплатила одну пятую часть средств на создание эскиза и заказ материалов, необходимых для выполнения дальнейших работ по созданию произведения. По словам Сергея Валентиновича, средства на финансирование моего проекта «Фонду Первого Президента Республики Саха (Якутия)» были предоставлены Фондом Баргарыы.

Однако после того, как эскиз был разработан, показан Михаилу Ефимовичу и даже перерисован еще раз с учетом его пожеланий, то когда пришло время перейти к созданию основного крупномасштабного полотна - финансирование по договору не было продолжено. Также Некоммерческая организация «Фонд Первого Президента Республики Саха (Якутия)» не дает от своего лица официальных письменных ответов о результатах согласования и оценки эскиза.

Я просил либо продолжить финансирование, либо дать официальный ответ с условиями его продолжения, либо оформить официальный отказ, но не получил никаких официальных ответов. «Фонд Первого Президента Республики Саха (Якутия)» прислал мне только два письма по электронной почте, в которых были советы, как мне следовало бы рисовать свою картину. В одном была продублирована моя личная переписка с обсуждением моего эскиза с Ульяной Алексеевной Винокуровой, с которой меня познакомил Михаил Ефимович Николаев. А в другом – предложения по усовершенствованию картины, которые были подписаны не руководством фонда, а экспертами из другой организации. Ни одно из этих писем не имеет статуса официального ответа фонда. В итоге нет никаких документов, в которых было бы изложено мнение руководства фонда относительно того, какие из этих рекомендаций принципиальны для согласования эскиза и получу ли я финансирование, если я их учту. Поэтому мне не на чем основывать свою дальнейшую работу.

По нашему договору с фондом, продолжение финансирования не должно зависеть от процедуры согласования эскиза, а должно было произойти через месяц после подписания договора. Однако фонд прекратил финансирование и при этом не дал какого-либо юридически значимого ответа о том, что именно является условиями такого согласования.

Я не могу бросить дело, в которое почти целый год вкладывал всю душу, труд, часть жизни и финансовые средства, включая не только спонсорскую помощь, но также собственные деньги и средства своей семьи. Когда средства спонсорской помощи окончились, то я, надеясь на то, что заказчик будет выполнять договор, за свой счет продолжал работу и оплату труда персонала, выкупал краски, холсты и другие материалы, аванс за которые вносил из средств, полученных вначале по договору. Я написал сотни страниц отчетов, документов и ответов на все вопросы заказчика, зарегистрировал юридическое лицо, обратился к юристам и аудиторам, которые мне помогли выполнить все условия, которые поставил «Фонд Первого Президента Республики Саха (Якутия)» - однако возможность продолжить работу так и не представилась.

Я – художник, который должен жить искусством и вдохновением, работаю по всему миру и привык к тому, что когда у меня шло сотрудничество с государственными деятелями, то они всегда были чрезвычайно уважительны, обязательны и не только не нарушали договора, но более того – никогда их и не требовали, так как обычно достаточно дать слово и выполнить его. Причем речь идет не только о Великобритании, где я преимущественно проживаю, но и о высших кругах российской интеллигенции. В нынешнем случае меня измотали юридическими вопросами, бесконечными замечаниями и придирками, отсутствием каких-либо гарантий. 

Все это вынуждает меня обращаться за помощью к людям, разбирающимся в изобразительном искусстве и неравнодушным к будущему своей Родины. 

Что вынудило меня начать делать публикации до момента завершения картины?

В связи с тем, что мне задается масса вопросов как со стороны фонда, так и со стороны коллег и СМИ о судьбе проекта, я считаю необходимым начать размещать на своем сайте некоторые аспекты нынешнего состояния дел.

Дело в том, что фонд и серетарь Первого Президента Республики Саха (Якутия) Михаила Ефимовича Николаева, Наталия Николаевна Колодезникова, стали привлекать третьих лиц для оценки выборочно отдельных частей моей работы без моего участия и согласия на публикацию и распространение моих авторских материалов, несмотря на опасность нарушения моих авторских прав. Поэтому мне пришлось и самому начать публиковать на моем сайте материалы по проекту во избежание полной неразберихи. Это позволит потенциальным экспертам и руководству "Фонда Первого Президента Республики Саха (Якутия) Михаила Ефимовича Николаева «онлайн» оценивать работу, знакомиться с ее ходом и видеть дополнения. Кроме того, возможно в связи с ухудшением состояния здоровья Михаила Ефимовича, могли возникнуть затруднения в коммуникации: нельзя быть полностью уверенным, что его помощники правильно понимают и передают ему информацию. Однако я уверен, что он скоро выздоровеет, о чем я молюсь.

Примеры советов доброжелателей и мои ответы на них

«Фонд Первого Президента Республики Саха (Якутия)» Михаила Ефимовича Николаева, в лице его исполнительного директора Попова Сергея Валентиновича, прислал мне письмо, в котором приложил файл, в котором был, как он написал, «отзыв института гуманитарных исследований». В нем был текст, напечатанный на компьютере, некоторые из предложений в котором были дописаны от руки, а некоторые – от руки зачеркнуты. Он был озаглавлен не как «отзыв института гуманитарных исследований», как написал и представил в письме исполнительный директор "Фонд Первого Президента Республики Саха (Якутия)» С.В. Попов, а как «Предложения для культурного проекта К.В. Киселева «Цивилизация саха».

gallery/Otzyv_instituta_Gumantarnyh_issledovanij-6207

Впервые в истории изобразительного искусства эскиз художника изучал целый якутский институт!

По этой бумаге было непонятно: кто именно, кому и по какому поводу написал эти предложения. Они даны просто в свободной форме, а не на бланке какого-либо института, никому не адресованы, не заверены печатью какой-либо организации. Кроме того, в тексте отсутствуют полные имена авторов, а должность указана только у одного из них. Не указано также, какой вариант эскиза они видели и видели ли его вообще, так как я им не посылал никаких документов.

Официальные отзывы научных организаций обычно оформляются по определенным требованиям. Прежде всего, материалы, о которых должен быть составлен отзыв, отправляются на рецензию самим автором. Если без согласия автора кто-либо публикует или рассылает его произведение, это является нарушением авторских прав. Кроме того, я не могу идентифицировать подписи лиц, составивших предложении. Поэтому чтобы отзыв мог считаться официальным документом, у него должны присутствовать реквизиты, печать и адрес организации, а подписи авторов отзывы должны быть удостоверены печатью отдела кадров этой организации. В таком случае действительно были бы основания утверждать, что это – документ, действительно являющийся отзывом института. Пока что я могу только с помощью поиска в Интернете попробовать предположить, что, речь идет об Институте гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН (ИГИиПМНС СО РАН), как я и буду писать далее.

Вероятно, авторам рекомендаций была не совсем ясно донесена информация о моей роли в создании произведения. Такое впечатление, что я воспринят как иллюстратор, который должен изобразить чью-то идею или историческую концепцию, либо составить комплекс из мнений множества якутских авторов под руководством "Фонда Первого Президента Республики Саха (Якутия)». На самом деле это не так. Я являюсь с самого начала инициатором, разработчиком и единственным автором идеи и концепции проекта, который сам ищу спонсоров для реализации своих идей, в частности – патриотической картины о Якутии. Когда я пришел в кабинет к М.Е. Николаеву, то с собой уже имел готовую концепциюй будущего произведения и он, прочитав, предложил поддержку. Впоследствии патриотическая концепция, изложенная мною в письменной форме, стала неотъемлемой частью договора, который заключен с Некоммерческой организацией "Фонд Первого Президента Республики Саха (Якутия)» Михаила Ефимовича Николаева, в лице исполнительного директора Попова Сергея Валентиновича.

Безусловно, я интересуюсь советами и мнением других людей, особенно историков, ныне живущих или живших в прошлые времена. Однако любой отзыв о произведении искусства или научной работе, даже если он был бы таковым и был бы оформлен верно, не является директивой, которую автор обязан выполнять. Тем более в моем случае, когда, исходя из слов исполнительного директора фонда Попова С.В., рассматривался всего лишь какой-то из вариантов эскиза и вряд ли составители предложений прочли всю переписку и документацию по проекту. Учитывать чьи-либо советы или нет – личное дело автора. Что касается заказчика, который финансирует реализацию проекта – то он по договору имеет право участвовать в утверждении эскиза, но не является соавтором произведения.

В доказательство того, что разработчики «отзыва Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН (ИГИиПМНС СО РАН)» А.Н.Алексеев, А.А. Борисов, Р.И.Бравина, П.П. Петров, И.Э. Васильев не знакомы подробно с документацией и описанием будущего произведения, можно привести такие выдержки из текста:

- «Зато необходимо ввести образы … академика Г.Ф. Крымского, писателей Теки Одулока, Семена Курилова, Андрея Кривошапкина, народного певца С.Зверева-Кыыл-Уола», а в другом абзаце:

- «В составе танцующих использовать образы якутских танцоров А.Посельской, Е.Степановой, Г.Баишева, Н.Христофоровой, А.Афанасьева, С.Зверева-Кыыл Уола…»

Я хотел бы в ответ сказать, что на моем эскизе Сергей Афанасьевич Зверев (псевдоним Кыыл Уола) уже и так был нарисован, а также упомянут в описании эскиза, прилагавшемся в письменной форме. Поэтому возникает вопрос: если он уже один раз изображен, но в предложениях указано, что нужно его добавить вместе с академиком и писателями, а также его нужно нарисовать и в числе танцующих, то в скольких лицах он должен присутствовать на картине: в двух или трех?

Возможно, на живописном варианте эскиза в общем числе персонажей авторы «отзыва Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН (ИГИиПМНС СО РАН)» А.Н.Алексеев, А.А. Борисов, Р.И.Бравина, П.П. Петров, И.Э. Васильев могли не заметить Сергея Афанасьевича Зверева-Кыыл Уола, но в тексте описания эскиза он был неоднократно упомянут. Поэтому, скорее всего, при составлении «отзыва», они не учитывали текста описания эскиза, который я прилагал в качестве его неотъемлемой части. Эскиз не является законченным произведением с полной проработкой деталей, поэтому чтобы проанализировать его, нужно ознакомиться и с его замыслом.

В целом, некоторые предложения по введению в картину новых исторических деятелей вполне интересны, если бы не тот факт, по какой причине они сделаны. Авторы «отзыва Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН (ИГИиПМНС СО РАН)» А.Н.Алексеев, А.А. Борисов, Р.И.Бравина, П.П. Петров, И.Э. Васильев пишут:

- «Это несколько уравновешивает явное преобладание спортсменов и героев-участников Великой Отечественной войны».

Почему же героев Великой Отечественной войны нужно как-то преуменьшать или «уравновешивать»? Людей, которые олицетворяют вклад Якутии в общий подвиг народов СССР в победу над фашизмом – необходимо прославлять и возвеличивать. Для этого я и ввел в картину целый «Бессмертный Полк» якутских героев. Многие из них отдали за общую победу свои жизни, доказав, что Якутия – малая родина храбрых и отважных людей. Поэтому их преобладание было мною изначально заложено в идею картины, которая переросла в концепцию, врученную мною при первой встрече Михаилу Ефимовичу Николаеву и одобренную им, а впоследствии ставшую неотъемлемой частью договора с Некоммерческой организацией "Фонд Первого Президента Республики Саха (Якутия)» в лице исполнительного директора Попова Сергея Валентиновича.

«Много героев Советского Союза - это перегрузка, лучше было бы других людей…»  (Из устного разговора)

Негативный оттенок отношения к героям Великой Отечественной войны, проскользнувший в тексте «отзыва Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН (ИГИиПМНС СО РАН) – перекликается с гораздо более резкими заявлениями в адрес прославленных защитников Отечества со стороны эксперта, которого Михаил Ефимович пригласил поучаствовать в оценке эскиза. Для меня оказалось неожиданным открытием и даже стало моей болью, что в Якутии существует тенденция к обесцениванию Великой Отечественной Войны, аналогичная рассуждениям о «цене Победы» и о том, нужна ли была вообще оборона от фашистской Германии, которые периодически встречаются в СМИ. При этом, мои идеи остались теми же, что и в первоначальной концепции картины, которую Михаил Ефимович поддержал в начале нашего знакомства. Однако когда эти идеи были претворены в красках на эскизе, то как с его стороны, так и со стороны его знакомых, которых он пригласил поучаствовать в согласовании эскиза, идея изобразить на картине всех героев СССР и России, которые были призваны на войну из Якутии, стала подвергаться критике.

«Всех героев хочешь здесь… слишком уж много: около 30 человек и все герои, даже больше» (Из устного разговора)

В частности, привожу как пример цитату из письма, которое написала мне Ульяна Алексеевна Винокурова, профессор кафедры "Социология и управление персоналом" Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова». Это письмо было прислано мне сначала ею самой, а затем еще раз - от исполнительного директора фонда Попова С.В., поэтому не является частью личной переписки и может быть опубликовано.  В письме она процитировала фразу из предыдущей переписки, что «…предложил вычеркнуть из символического «бессмертного полка Якутии» всех изображенных героев, кроме Ф.М. Охлопкова и Ф.Н.Малгиной» и ответила:

- «Да. Я согласна. Считаю этот проект «бессмертного полка» пропагандистской мобилизацией внутренних ресурсов народа, эксплуатацией скорбной и победной памяти, ничего не предложив взамен  для патриотизма и благосостояния современного поколения, поправ чувства равенства, справедливости, чести и достоинства. Необъявленные войны внутри страны, за её пределами,  против своих и родственных народов тоже не могут считаться цивилизационным достоянием народа саха (имею ввиду Чечню и другие горячие точки).

В героях Великой Отечественной войны надо добавить Г.В.Протодьяконова, артиллериста Сталинградской битвы и Веру Захарову – летчицу.»

Данный пример показывает, насколько сложно было бы учесть многие рекомендации. Если, к примеру, я действительно бы убрал всех героев Великой Отечественной Войны, кроме Ф.М. Охлопкова, а также Ф.Н. Малгиной (которая не воевала, а прославилась как мать сыновей-солдатов), но добавил бы Г.В. Протодьяконова и В. Захарову, то тематика ВОВ раскрывалась бы только 4 человеками, из которых героем СССР являлся бы только один. В этом случае я нарушил бы письменную концепцию произведения, которая является неотъемлемой частью договора и в которой написано было, что все герои СССР обязательно должны быть изображены на картине. Кроме того, в итоге редуцирования темы Великой Победы получилось бы превратное впечатление о том, что в спасении нашего Отечества от фашистской угрозы Якутия не принимала значимого участия.

Невозможно двумя или четырьмя, хотя и великими людьми, выразить идею Бессмертного полка, который представляет собой массовое движение, и отразить идею подвига народа Якутии и его вклада в общую победу СССР в Великой Отечественной Войне. Как я могу убрать героев войны и отказаться от идеи составить из них «Бессмертный полк» на картине, когда с момента самой первой встречи с Михаилом Ефимовичем, начиная с первого варианта концепции, отданной ему 31 января 2017 года, я упоминал, что собираюсь нарисовать всех до единого героев СССР времен Великой отечественной войны?

Относительно же идеи о том, что «проект «бессмертного полка» является «пропагандистской мобилизацией внутренних ресурсов народа, эксплуатацией скорбной и победной памяти, ничего не предложив взамен  для патриотизма и благосостояния современного поколения, поправ чувства равенства, справедливости, чести и достоинства» - у меня просто нет слов. Конечно, Михаил Ефимович и Ульяна Алексеевна имеют право на собственное мнение, но что может быть более патриотичным и полезным для воспитания и благосостояния современного поколения, чем прославление героев Великой Отечественной войны? Каким образом попирает чувства равенства, справедливости, чести и достоинство проект «Бессмертного полка», во главе шествий которого на 9 мая идет Президент России Владимир Владимирович Путин?

К сожалению, некоторая часть современной молодежи и ее вдохновителей, продвигающих идею национальной обособленности некоторых республик, не вполне осознают значимость победы над фашизмом лично для них самих. К примеру, далеко не все понимают, какую угрозу представлял фашизм для Якутии в случае его победы над СССР! Видимо, поскольку Германия находилась далеко от Якутии, то и угроза от нее не представляется некоторым современникам существенной. Однако они забывают учесть, что союзником Германии была фашистская Япония, которая продемонстрировала чудовищную жестокость по отношению к жителям территорий, которые оказались ей подконтрольны. К примеру, Япония уже на период 41 года имела концлагеря, применяла химическое оружие и террор, в том числе по отношению к мирному населению оккупированных территорий, осуществляла там массовые пытки, принуждение женщин к проституции, медицинские эксперименты над людьми. В результате агрессивной политики Японии в Китае было уничтожено 19 миллионов человек, в том числе более 12 миллионов гражданского населения! Классическим примером того, как японские военнослужащие вели себя с гражданами соседних стран, была Нанкинская резня, когда в течение полутора месяцев японские фашисты беспрерывно совершали сотни тысяч убийств, пыток и зверских изнасилований гражданского населения в столице Китая. Именно от такой судьбы спасли воины Красной Армии Якутию и всю нашу страну!

Поэтому убирать героев ВОВ и Бессмертный полк было бы ужасным преступлением против правды!

Те ветераны, которые стали героями Великой Отечественной и других войн – это и были самые большие патриоты. К сожалению, фашизм в наше время снова пытается поднять голову. Тем более, что большинство героев войны погибли либо не оставили потомства, либо их дети выросли сиротами. А те, кто не проявлял героизма и пробыл в тылу, имели более выгодные условия для себя, своей карьеры и помощи своим детям. Поэтому в современной России их потомки имеют большее влияние и неплохой уровень материального благосостояния. Завидуя, что их родители не были героями, они пытаются влиять на общественное мнение и нивелировать или опорочить подвиги солдат Великой отечественной войны. Причем это наблюдается во всей России. Иногда это усугубляется тем, что к ним присоединяются еще и голоса потомков полицаев, которые не только сопротивляются прославлению героев, но еще и прямо пропагандируют нацизм. Чтобы обелить своих предков, которые были пособниками фашистов. Однако к счастью, наш Президент В.В. Путин поддержал не голоса тыловиков и фашистов, а инициативу всероссийского движения «Бессмертный полк» и всемерно содействует всероссийскому почитанию памяти людей, которые защитили наше Отечество от фашистской угрозы.

На счастье критиков, герой СССР, снайпер И.Н. Кульбертинов не дожил до того, чтобы услышать о том, что героев войны нужно уравновешивать и сокращать на картине, а народное шествие «Бессмертный полк» с его портретом – идёт «поправ чувства равенства, справедливости, чести и достоинства»!